Ольга Камбала признается, что после того, как она назвала Добеле «чухней», она жестоко подверглась моббингу: «Над тобой смеются, выделяют, выталкивают… Кое-кто до сих пор мне пишет — что ты отмазываешься, ты же сама это сказала, но они не понимают, что это все происходит так жестоко!»

Она также говорит, что многие хотят, чтобы она уехала в Россию. «Наверное, потому что мой первый язык — русский. Но во мне течет украинская и литовская кровь.

Также меня многие спрашивают - из какой я провинции? Ну, я вам сейчас скажу — я выросла в Старой Риге".

Она не скрывает, что в настоящее время обдумывает идею отказаться от своего будущего участия в шоу «Знаменитости. Без фильтра» (“Slavenības. Bez filtra”), потому что это тоже плохо сказывается на ее профессии: «Вообще мой бизнес начал страдать, когда я начала участвовать в шоу. Люди думают, что я сижу на шее у мужа, и у меня самой нет денег. Но никто же не знает, что информации о гонорарах моего мужа уже около десяти лет. А теперь с утра я просыпаюсь и думаю - что мне делать? Как мне жить? Мне же надо платить по счетам!».

Камбала раскрывает ведущей, что ее основное занятие — распространение марокканской косметики: «Я доставляю ее в магазины, участвую в выставках. Самое главное, я сам ею пользуюсь».

Говоря о «скандале с чухней», Ольга признает, что моббинг — это очень серьезно: «Тебе говорят, какая ты невежа». Главное, что это происходит лично, а не так, что я читаю это в комментариях. Я сначала была в шоке после всего этого, а потом захлестнули эмоции. После этого у меня было такое чувство - все, я хочу умереть. После этого я позвонила адвокату, и он сказал, что все нормально, поборемся. И тогда я поняла, что надо говорить о моббинге и подобных проблемах!»