КОШКО – знаменитое имя в истории уголовного розыска. Не только Риги и России, но и мира. В 1913 году на Международном съезде криминалистов в Швейцарии российская сыскная полиция, которую тогда возглавлял Кошко, по раскрываемости преступлений была признана лучшей в мире! Ее начальника в зарубежной прессе называли не иначе как «русский Шерлок Холмс». А начинал свой путь знаменитый сыщик в Риге в качестве рядового инспектора полиции.

Легенда русского сыска Аркадий Францевич КОШКО

Родом Кошко из Белоруссии – тогдашней Минской губернии. Из дворян – состоятельных, родовитых. В юности выбирает военную стезю: поступает в юнкерское училище в Казани, затем – в полк в Симбирске. Однако через несколько лет неожиданно подает в отставку и становится рядовым инспектором Рижской полиции.

Решение вызвало непонимание среди родных: полицию тогда не уважали ни верхи, ни низы. Плохая раскрываемость преступлений, взяточничество... В Риге положение даже хуже, чем во многих внутренних губерниях страны: портовый город наводнен преступниками всех мастей, а полиция нередко сама побаивается их.

Молодой инспектор, который с детства зачитывался детективными романами, берет на вооружение методику раскрытия преступлений по горячим следам. Вербует агентов, загримировавшись, сам идет по притонам, заводит нужные знакомства… Через шесть лет, когда уровень преступности в городе заметно снижается, Кошко предлагают место начальника Рижской сыскной полиции.

Преступный мир во все времена был интернационален, но в Риге той поры, как ни покажется сегодня удивительным некоторым современным латвийским историкам, заметную роль в нем играли латыши и немцы. Кошко писал в мемуарах:

«Рига и тогда была крупным центром с весьма пестрым населением, особенно преобладали латыши и немцы, а следовательно, в борьбе с преступностью приходилось учитывать их психологию, весьма своеобразную и мало схожую с русской…»

В бытность главой Рижского сыска и происходит кража в Рижском кафедральном соборе. Одно из десятков преступлений, которые приходилось распутывать легендарному сыщику. Но необычно тем, как было раскрыто.

...Церковного сторожа, подозреваемого в краже, арестовали. Пять дней он провел в камере. Начальник сыска трижды его допрашивал. Но, как ни старался поймать на противоречиях, ничего не выходило. Пытались разговорить и жену сторожа. И вновь – безрезультатно. Божилась, что муж арестован без основания.

Тем не менее Кошко не сомневался — украли именно они. Но как доказать? И тогда у него созрел неожиданный план. В комнате сторожа стояла большая двуспальная кровать, и, вызвав двух сотрудников полиции, начальник объяснил им план действий.

На следующий день к полудню он вызывает на допрос жену арестованного, а один из сотрудников в это время проникает в комнату сторожа и залезает под кровать. Ему надлежит там лежать и ждать – наверняка долго.

На следующий день, вызвав жену сторожа и вновь не добившись результата, Кошко неожиданно говорит ей:

— Может, и правда, вы не виноваты. Ладно, выпущу я сегодня и твоего мужа…

Так и было сделано.

В этот же день к 20 часам вечера Кошко с помощниками приходит к собору и стучит в комнату сторожа.

Там не ждали полицию. А еще больше удивились, когда начальник, зайдя в помещение, крикнул:

— Панкратьев, где бриллиант?

И к неописуемому ужасу сторожа и его жены из–под кровати что–то зашевелилось, а вылезший из–под нее агент радостно произнес:

— В дровах, господин начальник!

Оказывается, после того как с допроса вернулась жена сторожа, а затем и ее муж, она и говорит ему:

— Ты бы посмотрел, все ли цело в дровах?

— Куда же ему деваться? – ответил тот.

Но все же вышел на улицу и принес полено. Потом его вновь отнесли на прежнее место. Мало ли, вдруг в квартиру полиция нагрянет. Так и случилось.

Сторож отказался указывать конкретное место, в котором спрятан бриллиант. Пришлось сыщикам самим разбирать поленницу у задней стены забора. В 150–м (!) полене и был найден драгоценный камень…

За свою жизнь начальнику Рижского сыска не раз приходилось разоблачать убийц, грабителей, фальшивомонетчиков, шулеров… Одно из дел по разоблачению шулеров тоже стало классикой сыскного розыска.

В портовом городе было много шулеров, которые обыгрывали состоятельных людей, а чаще – их отпрысков. Чтобы быть в самой гуще шулерского мира, Кошко начинает выведывать секреты ремесла и через некоторое время играет в карты ничуть не хуже шулеров.

Загримировавшись, выдает себя за любителя карточной игры и становится своим человеком в карточной тусовке. Однажды громогласно заявляет, что в такой–то день выставит на кон 10 тысяч рублей. По тем временам — целое состояние. Посмотреть на игру слетаются все известные рижские шулера. Тут их всех и накрывает полиция.

Рижский уголовный мир жаждет мести. За голову начальника Рижской сыскной полиции преступники назначают высокую сумму и начинают буквально охоту за ним. А время в стране неспокойное – 1905 год, первая русская революция. И власти от греха подальше переводят Кошко в Петербург – назначают заместителем начальника Петербургской полиции.

Через три года он уже глава Московского сыска, куда назначен по личному распоряжению Петра Аркадьевича СТОЛЫПИНА – председателя российского правительства.

В Москве новый начальник начинает с верхов — за взяточничество и отмывание денег на нарах оказываются высокие чиновники и полицейское начальство. Только потом перестраивает оперативную работу. Но и после этого о любых крупных операциях сотрудники полиции узнают лишь в последнюю минуту — у преступников все еще остаются в полиции свои люди...

Революция ставит крест на работе «русского Шерлока Холмса». В 1920–м одним из последних кораблей он покидает Россию – из Крыма перебирается в Турцию. Открывает частное детективное бюро, дела идут успешно, но через три года проходит слух, что турки собираются всех белоэмигрантов вернуть в советскую Россию. Кошко переезжает в Париж. Его приглашают в Скотланд–Ярд, предлагают высокую должность, но для этого нужно принять британское подданство. Аркадий Францевич отказывается: верит, что на родине все изменится и он снова вернется.

В Париже в полицию не берут, а денег на создание собственного частного бюро нет. По совету родных садится за мемуары. И они приносят не меньшую известность – уже на литературной ниве. В среде русской эмиграции книгами Кошко зачитываются больше, чем детективами Артур КОНАН ДОЙЛА. Там – плоды фантазии писателя, тут – истории самого сыщика. Некоторые из эмигрантов узнают и себя среди персонажей книг – в свое время пострадали от рук преступного мира, а дела их распутывал Аркадий Кошко...

Илья ДИМЕНШТЕЙН
Все фото – из архива