Баллотировавшаяся в Сейм от объединения «Развитие/За!» Эвия Папуле рассказала, что еще с 1995 года мечтала о том, что, окончив школу, дети будут знать минимум три языка. По ее словам, вполне логично решение, что сейчас в качестве первого иностранного языка преподается английский.

«Февраль изменил отношение к этому вопросу, а спрос со стороны родителей на изучение русского языка снизился. Но если будет спрос, запрета на изучение [русского] в качестве третьего языка не будет. Если это будет выбор учеников и они захотят сдавать на нем экзамен. Такая специфика. Совсем отказываться от большого языка было бы неправильно, если на него есть спрос», - считает Папуле.

Политик выразила личное мнение, что в качестве второго языка следовало бы выбирать испанский – это «большой экономический язык, широко представленный на двух континентах».

Главным вопросом, по ее словам, остается то, кто будет преподавать. «Я не могу говорить о недостатке учителей, но спрос на них есть. Преподавателей нужно искать, но не стоит забывать, что языки можно изучать и удаленно», - сказала Папуле.

Финансист Гирт Рунгайнис же отметил, что сейчас главным врагом русского языка является правящий режим РФ и то, как он себя ведет. После распада Советского союза, говорит финансист, у русского языка была «огромная мягкая сила», но РФ «за эти три десятка лет эту силу растратила, уничтожила, превратила в нечто противоположное».

«В странах, имеющих опыт соприкосновения с РФ, идет отторжение русской культуры и русского языка. Я не сторонник запретов, хотя и есть вещи, которые нужно запрещать. Но эта ситуация назревала 32 года», - отметил Рунгайнис.

Он сказал, что русскую литературу, например, можно читать и на других языках. «Кто-то скажет: да это не то! Но невозможно выучить все языки мира, чтобы ознакомиться с мировым достоянием», - признал Рунгайнис. Он рассказал, что у него самого трое детей: старший знает русский на приличном уровне, средний – средне, а младший не знает вообще – он учит французский и немецкий.

«Зачем тратить государственные деньги на то, что потом служит пропаганде Кремля и сокращает возможности экономического развития? Изучение немецкого, французского, испанского, итальянского или даже шведского языка даст детям в будущем гораздо больше возможностей в жизни», - считает Рунгайнис.