Ладно бы это утверждали политиканы – их «открытия» давно не удивляют. Но то же самое повторяют чиновники Центра государственного языка, профессора языкознания. Вот, к примеру, профессор Латвийского университета Андрис ВЕЙСБЕРГС заявляет:

«…В советское время в процессе русификации его именем (Пушкина) называли улицы во многих городах…»

Если уж говорить о «советской русификации», то для начала профессору хочется напомнить, что по количеству памятников В. И. ЛЕНИНУ советская Латвия переплюнула не только соседние республики Прибалтики, но и многие союзные. Только в городах и поселках их было установлено свыше 70! А сколько на предприятиях, в школах, здравницах! И ваяли памятники отнюдь не русские «оккупанты», а в подавляющем большинстве коренные латышские «макслиниеки».

Что же касается нынешней рижской улицы, названной в честь Александра Сергеевича ПУШКИНА, то, к сведению профессора, появилась она еще до войны - в 1923-м. Но впервые именем поэта назвали бульвар рядом с нынешним Национальным театром, тогда – Русским. Произошло это в июне 1899 года – в честь 100-летия со дня рождения великого русского поэта.

В 1923-м в Риге началась первая волна переименований нелатышских улиц. Бульвар Наследника превратился в Райниса, улица Николаевская – в Кришьяна Валдемара, Суворовская – в Кришьяна Барона, Тотлебена – в Калпака…

Исчезли и многие другие «неправильные» улицы и бульвары – в их числе бульвар Пушкина. Он стал называться - Атиса Кронвалда. Впрочем, у тогдашних латышских политиков и языковедов хватило ума не рубить сплеча - именем Пушкина назвали одну из улиц Московского форштадта. Так она и называется по сей день...

Прежде чем поднимать шум, сегодняшним лингвистам не мешало бы перво-наперво взять указатель наименований рижских улиц, площадей, парков и мостов, выпущенный Латвийской национальной библиотекой в 2001 году, – Rigas ielu, laukumu, parku un tiltu nosaukumu rAdItAjs. Издание никак не заподозришь в русской или советской агитации. Научный труд с названиями всех рижских улиц, начиная с XVIII столетия, на немецком, русском и латышском. И если бы кунги удосужились заглянуть в него, то узнали бы, что ни улица Лермонтова, ни улица Тургенева также не имеют отношения к «советскому наследию». Первая появилась в 1901 году, вторая – в 1885-м.

Тургеневскую можно назвать фасадом старого русского Московского форштадта. Тут издревле находился храм Николая Чудотворца, Гостиный двор – торговый центр старой русской Риги. Тут родилась великий скульптор Вера Игнатьевна МУХИНА, жили и торговали русские купцы.

На Тургенева, 13, до сих пор стоит деревянный дом, где жил известный русский купец царской поры с домочадцами – Андрей Михайлович КУЗУБОВ. До войны тут же располагались оптовые склады его фирмы.

Патриотов не устраивает и улица Ломоносова – тоже, мол, «наследие советской русификации». Улица действительно появилась в советское время – в 1950-м. Но если патриотам не терпится восстановить историческую справедливость, то ей нужно вернуть довоенное название – Самарина. Именем известного русского публициста, славянофила Юрия Федоровича САМАРИНА улица была названа в 1923 году.

Самарин, приехавший в Ригу из Петербурга в составе комиссии Министерства внутренних дел, еще в середине XIX века выступал против немецкого засилья в Риге, отстаивал интересы русских и латышей (!). Советская власть, как и царская, считала публициста слишком радикальным и поменяла название.
Впрочем, и имя Ломоносова этой улице вполне уместно: после войны здесь находился один из самых известных технических вузов Союза - РКИИГА...

Среди аргументов патриотов есть и такой: «Русские, чьими именами названы улицы, в Риге никогда не бывали». Но в таком случае почему их не волнует, что в Риге есть, например, площадь Джорджа Вашингтона – аккурат напротив старинного парка Виестура, заложенного еще ПЕТРОМ I?

Какое отношение имеет первый президент Соединенных Штатов к Риге, к старинному парку, ни один ученый, каким бы ни был он латышским патриотом, не объяснит. Однако вскоре после независимости в Риге появилась площадь имени первого президента США. Хотели и таким способом присягнуть новым хозяевам.

Не бывал в Риге и Аристид БРИАН – премьер-министр Франции 1920-х годов. Но и его улица появилась в Риге в середине 1990-х. С ней вообще вышла комедия: в царское время улица называлась Блиекю, в советское – Анри Барбюса.

В новые времена улице вначале вернули первое название – Блиекю, однако через несколько лет решили уважить французов. Это же не Юрий ГАГАРИН - человек, которого знает весь мир и чья улица тоже была в Риге. Более того, Гагарин бывал в нашем городе, однако после независимости его улица превратилась в Ропажу. Только не нужно вешать лапшу на уши: мол, это возвращение исторического довоенного названия. Когда надо, об исторической справедливости забывают. В данном случае философия-то примитивная: Гагарин - русский, Бриан - француз...

Если же патриоты хотят полной дерусификации рижских улиц, то им нужно пойти дальше и переименовать центральные – Марияс, Элизабетес. Они ведь названы в честь царственных особ российской империи: супруги АЛЕКСАНДРА III - Марии Александровны и супруги АЛЕКСАНДРА I - Елизаветы Алексеевны. И будут у нас вместо них улицы братьев КАУДЗИТИСОВ, МИЛЕНБАХА и т. д. И неважно, что к топонимике рижских улиц эти люди не имеют отношения. Нужно пользоваться историческим моментом. Да и выборы на носу.

Нам же нужно помнить, что в городе, который хотят превратить в «чисто латышскую Ригу», еще с XV столетия существовал «русский квартал». В него входило несколько главных улиц нынешнего Старого города, включая теперешнее здание Сейма.

Была в том квартале и православная церковь – Николая Чудотворца, и православное кладбище. И это не сказки – квартал сохранился на старинных немецких планах города. В память о нем одна из улиц до 1914 года носила название - Русская. Потом ее переименовали в Алдару.

А в связи с возможными переименованиями вспоминается поучительная история. В 1899-м одну из главных улиц Рижского взморья – Йоменскую – решили переименовать в Пушкинскую. В честь юбилея поэта. Таково было требование главного полицмейстера курорта. Однако воспротивился хозяин здешней земли - барон Эрнст ФИРКС.

«Пока эта земля в моей собственности, улица будет Йоменской», - изрек барон. Дело дошло до столичного - Петербургского сената, и он вынес решение в пользу Фиркса: право частной собственности неприкосновенно. А владельцы домов улицы, прикрепившие таблички с новым названием, в момент вернули прежние. Рачительные хозяева новое название написали на другой стороне табличек и теперь повернули их прежней стороной.

Может быть, и хозяевам зданий грядущих «правильных» названий улиц стоит учитывать опыт истории?

Илья ДИМЕНШТЕЙН
Все фото – из архива