Личность митрополита и сегодня вызывает споры. Одни считают его героем, сумевшим сохранить церковное единство с Московской патриархией, создателем Псковской православной миссии, помогавшей военнопленным, открывавшей на оккупированной территории новые храмы. Другие — предателем, пошедшим на сотрудничество с врагом.

Митрополит СЕРГИЙ (в миру — Дмитрий Николаевич ВОСКРЕСЕНСКИЙ) родился в 1897 году в семье священника. Окончил духовную семинарию. После революции поступил на юрфак Московского университета, но с третьего курса был отчислен — как «чуждый элемент". После этого его жизнь связана со служением церкви.

В конце 1940–го в сане архиепископа, представителя Московской патриархии, отец Сергий был направлен в советскую Прибалтику. Главная задача, которая стояла перед священником, — вернуть Эстонскую и Латвийскую православные церкви в лоно Московской патриархии. Ведь, в отличие от Литовской православной церкви, они вышли (соответственно в 1923 и 1936 годах) из–под юрисдикции Московской патриархии и перешли в Константинопольскую.

Весной 1941 года обе церкви вернулись в состав Московской патриархии. В марте 1941 года Сергий был возведен в сан митрополита Виленского и Литовского, экзарха Латвии и Эстонии...

Когда началась война, у митрополита были все возможности эвакуироваться в глубь СССР, но он остался в оккупированной Риге. Предположения разные. От того, что был убежденным антисоветчиком и антикоммунистом, до того, что был агентом НКВД. Немцы хотя и выпустили Владыку на свободу, не исключали последнее.

Но логичней всего выглядит аргументация тех историков, кто считает, что Владыка был ни с теми, ни с другими: он остался как представитель Московского патриарха и главной своей задачей видел сохранение епархии под юрисдикцией Московской патриархии.

"И не таких обманывали! С НКВД справлялись, а этих колбасников обмануть нетрудно!» — не раз повторял он в узком кругу близких к нему людей.

Искусству лавировать в интересах церкви священник научился еще в Москве, в Даниловом монастыре, когда в сане иеромонаха был близок с Патриархом ТИХОНОМ. Тогда пять раз подвергался арестам, преследовались и его родители.

Искусно лавировать приходилось и при фашистской власти. Митрополиту удалось убедить немцев, что им выгоднее сохранить в Прибалтике Московский патриархат, а не Константинопольский — «союзника» англичан.

В августе 1941 года по инициативе Владыки была основана Псковская православная миссия. Ее целью было восстановление храмов на оккупированных немцами северо–западных территориях России, духовное просвещение населения. За годы войны миссии удалось открыть около 400 (!) приходов.
Митрополит смог добиться от немецкого командования разрешения совершать богослужение среди советских военнопленных. Впрочем, богослужение среди военнопленных продолжалось недолго. Уже в 1942 году немецкое командование запретило его.

Иподиакон Борис Николаевич ЛЕБЕДЕВ вспоминал:

"Владыка обращался с немцами официально, а они все крутились вокруг него, следили за ним, даже в алтарь входили. А он, чуть что, — ускользал, ехал в Ригу или Таллин. Мое мнение такое, что он больше сочувствовал Москве, там и мать его жила…"

О том, какой власти на самом деле служил митрополит Сергий, говорит такой факт. В сентябре 1943 года в Москве прошли выборы нового Московского патриарха. Немцы потребовали Владыку открыто признать выборы неканоничными, но он под разными уловками отказывался это делать.

И все же играть с фашистами было сложно. Выигрывая в одном, нужно было жертвовать другим. Летом 1942–го митрополит вынужден был отправить благодарственную телеграмму Адольфу ГИТЛЕРУ. Вскоре, узнав об этом, митрополит Московский и Коломенский СЕРГИЙ обратился с посланием к верующим:

"Народ ради блага Родины не считает своих жертв, и кровь проливает, и самую жизнь отдает… А вот в Риге в начале августа объявились православные наши архиереи во главе с присланным из Москвы Сергием Воскресенским, которые «не пожелали страдать с народом Божиим"…»

Другой факт: после создания власовской армии митрополит призывал идти под ее знамена. В апреле 1944 года архиерейское совещание в Риге приняло обращение «Православным людям в Литве, Латвии и Эстонии". Вот отрывок из него:

"Сознавайте отчетливо, что место наше в рядах борцов за новую, свободную, счастливую Россию в рядах Русской освободительной армии…"

И все же немцы не верили в лояльность митрополита. Весной 1944 года четвертому отделу полиции безопасности и гестапо уже был известен каждый шаг православного экзарха: и то, что он отмежевывается от других иерархов, которые тесно сотрудничают с немцами, и что он слушает московское радио, и что любит советскую песню «Синий платочек".

28 апреля 1944 года в Каунас, где была резиденция митрополита, пришла телеграмма из Риги: скончался его друг — оперный солист Дмитрий СМИРНОВ. В Ригу на похороны митрополит решил взять и бывшего баса московского Большого театра — певца Иннокентия РЕДИКУЛЬЦЕВА.

А 29 апреля Владыку, водителя, Иннокентия Редикульцева и его жену находят расстрелянными в машине. Литовская профашистская газета Naujoji Lietuva сообщала:

"29 апреля 1944 года экзарх Прибалтики ехал по старой дороге Вильнюс — Каунас (Ковно). С ним были водитель и супружеская пара. Неожиданно их машину обогнал джип и прижал ее к обочине. Из него выскочили двое в немецкой форме и в упор изрешетили машину с пассажирами. Потом сели в джип и уехали...»

Вскоре в газетах появились сообщения, что это дело рук переодетых в немецкую форму партизан. Но на судебном процессе 1946 года в Риге обергруппенфюрер СС Фридрих ЕККЕЛЬН свидетельствовал:

"За митрополитом Сергием следили немецкие органы безопасности. В 1943 году Гиммлер подробно расспросил меня о поведении митрополита и сказал, что скоро решит вопрос о нем. Через какое–то время я получил подписанный Кальтенбруннером приказ о ликвидации митрополита; из приказа следовало, что ликвидация должна быть проведена так, чтобы можно было в его убийстве обвинить советских партизан. Весной 1944–го, когда митрополит в легковой машине ехал из Каунаса в Вильнюс, работники из немецкой службы безопасности убили Сергия и его шофера..."

Впрочем, имеется свидетельство рижского священника Николая ТРУБЕЦКОГО, активного участника Псковской миссии, что убийство — дело рук советской разведки. В лагере, куда Трубецкой был сослан за участие в Псковской миссии, он получил признание одного заключенного, что по приказу МГБ тот участвовал в убийстве экзарха. Однако документов, подтверждающих это, нет...
Похоронили митрополита Сергия в Риге на Покровском кладбище.

Так кем же он был? «Героем, отдавшим свою жизнь за Родину, за ее Победу", как написано в одной из современных книг, или предателем, отправлявшим приветственные телеграммы Гитлеру и призывавшим становиться под знамена власовской армии?

Каждый решит сам, но ясно лишь, что облик этого человека не умещается в привычные схемы...

Илья ДИМЕНШТЕЙН
Все фото – из архива