А знаете, какое самое первое название улицы Грециниеку? Богатая; по латыни — Platea divitum. Так она называлась в XIV столетии, и жили там весьма состоятельные люди – улица выходила прямо к порту. А это во все времена была золотая жила. Позднее ее назвали Грешная – Зундернштрассе, хотя к грешникам улица не имела никакого отношения. Там жил член магистрата по фамилии ЗУНДЕРН (в переводе с немецкого — «грешник»).

До Первой мировой это была самая оживленная улица Старой Риги, выходила она прямо на мост – Понтонный. По ней круглые сутки не прекращался поток пролеток. Ехали не только через реку и обратно – на самой Грешной было много магазинов. В адресной книге за 1908 год их 50! При этом ни одного банка, торгового дома или госучреждения. Тут правила бал розничная торговля. Мелкие магазины принадлежали евреям, а два самых крупных – русскому и немцу.

Николаевский бульвар — угол бульвара Престолонаследника (ныне Кр. Валдемара — угол Райня) в 1890–е.

На Грешной, 17, был магазин Матвея Сидоровича КУЗНЕЦОВА – хозяина знаменитого фарфорового завода в Московском форштадте. Накануне Первой мировой войны на предприятии работало более 3 тысяч человек, а его продукция отправлялась не только в российские столицы, но и в Голландию, Германию, Англию. Не случайно за заслуги перед городом Кузнецов был удостоен звания почетного потомственного гражданина Риги. (Это, к слову, о том, что русские тут, мол, гости и пришельцы.)

Магазин немца Августа МЕНЦЕНДОРФА располагался на четной стороне – Грешная, 18. Там процветала «колониальная и деликатесная» торговля: чаи, пряности и специи, изысканный табачок, вина…

Возле реки (Грешная, 34) прописалась дореволюционная гостиница с рестораном – «Варшавская». А известна она была тем, что туда часто подкатывали удалые купцы с «певичками» и шли прямо «в номера». Хозяин заведения – латыш Георг РУДЗИТИС — завершал интернациональную палитру портретов предпринимателей улицы Грешной.

Продолжением улицы в сторону к центру была Аудею – когда–то Ткацкая. Ткачи тут никогда не жили, а со времен Средневековья этот район был известен… бобрами, которые строили вокруг многочисленные запруды и плотины. От бобров и родилось первое название — Беберштрассе (Бобровая). Потом одну букву в слове заменили на Веберштрассе — и она стала Ткацкой: Аудею.

С курьезом связано и название улицы Кунгу (Господская) – тоже в Старом городе, рядом с Грециниеку. Господа там никогда не жили, более того – считали это ниже своего достоинства. Там когда–то торговали селедкой, в честь этого и родилось название – Херингштрассе (Селедочная). А когда построили магистрат, кто–то из больших людей решил, что несолидно рядом с городским управлением иметь улицу с таким неблагозвучным названием.

Нашли выход: заменили пару букв — и Херингштрассе превратилась в Херенштрассе (Господская). В советское время о «господах» не могло быть и речи; нашли политически нейтральное название – Даугавас, а с 1990–х она вновь – Кунгу. Однако, если уж восстанавливать историческую справедливость, нужно было ее делать Селедочной...

Интересна история происхождения центральных улиц.

Узнаете? Кр. Барона

Например, Марияс обязана названием супруге АЛЕКСАНДРА II – в честь нее в 1885 году тут появилась Мариинская улица. Фашисты в 1943–м превратили ее в Псковскую, а советская власть после войны – в Суворова. Самое удивительное, что улица Суворовская в Риге была еще до революции. Так называлась сегодняшняя Кр. Барона.

Но назвали ее не в честь прославленного полководца, а в честь его внука – Александра Аркадьевича СУВОРОВА, который в 1850–е был генерал–губернатором города. Местные немцы очень уважали этого начальника, который делал все, чтобы тут доминировал немецкий язык. А поскольку они играли первую скрипку в управлении городом и краем, то в 1858 году назвали улицу губернаторским именем.

Советским чиновникам, видимо, невдомек было, в честь кого на самом деле была названа улица – Суворов и Суворов. Так с их легкой руки на месте Мариинской появилась Суворова. Не оставлять же улицу в честь царской особы! Хотя, если быть точными, называть так нужно было улицу, которая уже носила когда–то это название. Но тогда бы пришлось пожертвовать Кр. Барона. Она появилась в 1923 году уже во времена латвийского государства.

Тогда много чего в Риге было переименовано. Улица Паулуччи, к примеру, превратилась в Меркеля, бульвар Тотлебена – в улицу Калпака, Андреевская – в Андрея Пумпура, Николаевский бульвар — в Кр. Валдемара, Царский лес – в Межапарк…

Еще одна волна переименований случилась в 1936–м. С подачи «вождя народа» — президента Карлиса УЛМАНИСА — в Московском предместье «прикрыли» целый ряд «неблагозвучных» улиц: Киевская стала Балву, Костромская – Вирсайшу, Витебская – Иерсикас, Гусарская – Крустабазницас, Попова – Висвалжу.

А ведь та же улица Попова была когда–то названа в честь известных русских купцов, которые издавна жили на этой улице.

Поповы – одна из старейших рижских купеческих фамилий, ведет родословную с 1788 года. Занимались, как тогда было принято говорить, «железной и стальной торговлей». Реклама 1900 года извещала, что товарищество братьев Поповых продавало железо, листовое и котельное, инструментальную сталь и медь, различные изделия из чугуна, эмалированную посуду… Были у них и собственные магазины розничной торговли. Один из самых больших — в Старом городе, на улице Грециниеку.

Реклама фирмы братьев ПОПОВЫХ в 1930–е годы в Старой Риге.

Согласно завещанию одного из представителей рода, Анфира ПОПОВА, составленному в 1869 году, он оставлял часть своих капиталов на благотворительность – открытие сиротского приюта своего имени, церкви, городской кассе и рижскому детскому приюту.

Справочник, выпущенный к 10–летию независимости Латвийской Республики – в 1928 году, сообщал, что это одна из немногих компаний, которая сумела нарастить объем производства по сравнению с царским периодом. В акционерном обществе Поповых работало более 130 человек, годовой оборот составлял 4 миллиона латов (тех, довоенных!)...

В 1990–е новые власти ЛР начали очередную «чистку» рижских улиц. В результате исчезли улицы Люлина, Судмалиса и десятки других, не вписывающихся в концепцию современной Латвии.
Казалось бы, нужно смотреть в будущее, а не в прошлое. Но нет: чем дальше — тем маразм круче.

Сегодня уже убирают улицы Пикуля, Келдыша, Ломоносова… Последовательность? Принципиальность? Но если вы уж такие принципиальные, если боретесь за историческую справедливость, то и улицу Попова возвращайте на место, и Царский сад, заложенный ПЕТРОМ I. Но у нас нынче особая «историческая справедливость»...

Илья ДИМЕНШТЕЙН

Все фото – из архива