Демографы уже подсчитали, что каждый день население страны сокращается на 47 человек. Определен и срок, когда здесь не останется никого. Это 2103 год.

На 776 780 человек

В этом году в Латвии вот уже в 11–й раз будет проходить традиционная перепись населения. Ее кардинальное отличие от предыдущих — по домам никто больше ходить не будет, и электронные анкеты, как в 2011 году — во время последней переписи, тоже заполнять не нужно. Число жителей подсчитают по 40 различным компьютерным регистрам, имеющимся в распоряжении Управления по делам гражданства и миграции, Службы государственных доходов, Государственного агентства социального страхования и т. д.

Но с каждой новой переписью, начиная с момента восстановления независимости Латвийской Республики, число ее жителей неуклонно сокращается. Сейчас в связи с пандемией коронавируса и введенными ограничениями на передвижение миграционные процессы остановились, но вымирание страны продолжается из–за превышения смертности над рождаемостью.

Так, в 2020 году в Латвии родилось 18 869 малышей, тогда как умерло 27 574 человека. И хотя смертность по сравнению с 2010 годом несколько уменьшилась, все равно за 2020 год Латвия потеряла 8 705 человек. Это сопоставимо с населением таких городов, как Краслава или Лудза.

Стремительное сокращение народонаселения особенно заметно, если брать за точку отсчета 2000 год. Прошло каких–то двадцать лет, а население Латвии сократилось с 2 377 062 до 1 891 360 человек (–485 702). Если же сравнивать с 1990 годом (2 668 140), то население сократилось на 776 780 человек.

«История успеха»

В Интернете на YouTube выложены выпуски видеожурнала «Советская Латвия» за 60–70–е годы прошлого века. Один из выпусков посвящен предновогодней суете, когда люди бегали по магазинам, покупали елки и подарки. В кадре — тогдашняя улица Революцияс, нынешняя улица Матиса, возле Видземского рынка. Поражает огромное количество людей на тротуарах. Прохожие буквально сталкиваются друг с другом.

Другой эпизод: бабушка пытается с только что приобретенной новогодней елкой влезть в битком набитый трамвай 7–го маршрута. Летом же, когда в Юрмалу приезжали миллионы отдыхающих, весь город был буквально забит людьми. Еще бы, ведь в 1991 году население Риги вплотную приблизилось к 1 миллиону человек. В Даугавпилсе тогда проживало около 130 тысяч человек, а в Лиепае — 115 тысяч. И это были реальные люди, а не мертвые души, которые сейчас числятся только в официальной статистике.

А теперь давайте сравним с данными 2020 года. В Риге тогда, по официальной информации, проживало 627 810 человек, в Лиепае — 68 568, а в Даугавпилсе — 82 076. Во втором крупнейшем городе Латвии население за последние двадцать лет сокращалось особенно стремительно. В 2000 году число жителей здесь еще превышало отметку в 100 тысяч — 115 888.

И если брать тогдашние волости — теперь края — на восточной окраине Латвии, то в некоторых население сократилось вдвое. К примеру, в Лиепнаской волости в 2000 году проживало 1 204 человека, тогда как в 2020–м — 666. Население Балтинавского края в 2000 году составляло 1 664 человека, а в 2020–м — 943.

Помнится, когда в 2001 году праздновалось 800–летие Риги, вся улица Меркеля была заполнена людьми. Вечером здесь устроили импровизированную дискотеку. На углу улиц Тербатас, Меркеля, бульвара Бривибас поставили импровизированную трибуну, на которой работал диск–жокей. Танцевали тогда все, вне зависимости от национальности и возраста: вся улица, от Валдемара до Кр. Барона, была заполнена танцующими.

На соседнем бульваре Райниса установили столы. Наверное, это был последний раз, когда в латвийской столице было по–настоящему многолюдно, особенно когда грянул праздничный салют. И если до коронавируса по Вецриге и прилегающим районам хотя бы бродили туристы, то теперь, с закрытием границ, тишина здесь поистине мертвецкая.

Все изменилось с 2004 года, когда Латвия вступила в Евросоюз, а в особенности — с 2007–го, с присоединением ее к Шенгенской зоне. Правда, это было время экономического подъема, когда благодаря европейским кредитам в стране наблюдался бум строительства. Стоимость недвижимости росла как на дрожжах, а из каждого утюга доносились заманчивые предложения взять кредит. Еще бы, ведь авторы рекламных проспектов уверяли, что зарплата будет расти вечно. И многие подписывались под этими предложениями. Оно и понятно — всем же хотелось жить хорошо.

А буквально через год грянул кризис. Начались увольнения, всем сократили зарплаты. Выплачивать кредиты оказалось не под силу, и банки начали забирать квартиры, причем не только самих кредитополучателей, но и тех, кто стал их поручителями. И люди начали уезжать. Процесс этот уже не остановить. Фактически из каждой латвийской семьи кто–либо уехал в Ирландию, Великобританию, Швецию... Теперь же мы переживаем очередной кризис, связанный с пандемией коронавируса. Особых перспектив в Латвии нет, поэтому отъезд новой волны трудоспособного населения не за горами.

Демографическая яма

Массовый отъезд наложился на проблему с рождаемостью. Лишь только в 1991 году число родившихся превышало число умерших и можно было говорить о естественном приросте населения. Правда, в десятых годах нынешнего века рождаемость росла. К примеру, в 2013 году на каждую женщину детородного возраста приходилось 1,53 ребенка, в 2014–м — 1,65, а в 2015–м — 1,71. Но потом этот показатель вновь пошел вниз.

И он не зависел от заботы правительства в отношении матерей. Просто в жизнь входило поколение, родившееся во второй половине 80–х годов прошлого века. Тогда, после горбачевских реформ по реализации трезвого образа жизни, рождаемость подскочила на всем пространстве бывшего СССР. И Латвия не составила исключения. Но такого бонуса больше не будет. За все тридцать лет независимой Латвии ни разу число родившихся не превысило числа умерших.

Во всех крупных городах идет процесс сокращения жителей. В свою очередь, прирост населения наблюдается только в самоуправлениях, примыкающих к Риге, таких как Кекавское, Марупское, Гаркалнское и другие. Однако этот прирост в основном из–за внутренней миграции, а не благодаря увеличению рождаемости. То есть эти края «высасывают» жителей из других регионов Латвии. А самым безлюдным регионом становится Латгалия, где вообще остались одни старики.

Старение населения является еще одной латвийской проблемой. Молодежь с нетерпением ждет открытия границ, чтобы уехать на заработки. В стране остаются лишь чиновники и пенсионеры. Но эти две категории населения деньги не зарабатывают, а только потребляют. В результате нагрузка на еще работающий бизнес с каждым годом все повышается.

Первыми с этой ношей не справляются малые предприятия. Но и большие, только если они не монополисты, это тоже затрагивает. И с задачей платить по своим счетам государство с каждым годом справляется все труднее. Не случайно же неуклонно растет возраст выхода на пенсию, который к 2025 году достигнет 65 лет. Тогда работающий будет идеальным налогоплательщиком. Ведь он всю жизнь платил налоги и умрет в год выхода на пенсию.

Александр ФЕДОТОВ.