Суббота Вести еженедельник 7 Супер Секретов Mājas virtuve
LAT Понедельник, 11. Декабря Завтра: Valdemars, Valdis, Voldemars

«Сегодня человек хочет выбирать всё сам — веру, национальность и даже пол»: Иван Крастев о культурных войнах

"Культурные войны намного более жёсткие, нетерпимые, уровень насилия гражданских войн всегда выше, чем на «нормальной» войне. Эта разница очень важна", - считает Иван Крастев, один из самых проницательных европейских комментаторов социально-политических процессов. Это его интервью журналу "Россия в глобальной политике".

– Иван, на заседании Валдайского клуба часто звучало слово «традиция». Что такое традиция сейчас? Зачем она нужна? Это политический инструмент для решения задач или, может, способ выживания общества государств в мире, когда вообще ничего непонятно?

– Рассуждения о традиции связаны с тем, что мы живём в мире, в котором люди хотят всё выбирать сами. Настаивают, чтобы каждое действие, идентичность, всякое самосознание были бы личным выбором. Традиция – это то, как люди когда-то жили. Это ощущение того, что мы потеряли. С одной стороны, в ситуации кризиса нет ничего более важного, чем возможность сказать «мы это проходили», потому что оно позволяет обрести уверенность в себе. Но проблема традиции в том, что мы всё время её меняем. Традицией оказывается то, что нужно именно сейчас.

– То есть придумываем её?

– Не совсем, она существует. Но исторический опыт ведь богат и очень многогранен, при желании там можно найти всё, что угодно. Собственно, каждый раз и находим. Так было, так будет и впредь.

– Сейчас часто говорят о ценностном конфликте. Ты когда-то писал, что происходящее – не столкновение цивилизации, как когда-то ожидал Сэмюэл Хантингтон, а, скорее, культурные войны, Kultrurkampf, что-то вроде того, что было 150 лет назад в Европе, прежде всего в Германии. В чём их отличие?

– Столкновение цивилизаций и культурные войны отличаются так же, как война и гражданская война. Если я воспринимаю кого-то представителем другой цивилизации, то мы по определению разные, и я, так сказать, не виню его за это, потому что это не его выбор, просто он такой родился. Это конфликт, но в конфликте цивилизаций легче быть толерантным, признать право другого быть другим, чем в культурной войне.

Потому что культурные войны исходят из противоположного: мы одинаковые, но сделали разный выбор, я тебе не могу его простить. То есть как во время гражданской войны, когда мы друг от друга ничем не отличаемся, но ты пошёл в неправильную сторону. Поэтому культурные войны намного более жёсткие, нетерпимые, уровень насилия гражданских войн всегда выше, чем на «нормальной» войне. Эта разница очень важна.

– Если говорить о происхождении самого термина «культурные войны», то он берёт начало в Германии XIX века: противостояние Бисмарка, то есть государства, с католической церковью. А сейчас кто участвует в культурных войнах? Религии? Или какие-то культы, которые возникают?

– Религии, да. Но, повторю, самое главное то, что появился человек, который говорит: «Я хочу для себя всё выбирать, всё может быть моим личным выбором».

-Вера в том числе?

– В том числе и вера. Раньше было как? Раз я, например, болгарин, тут не может быть выбора, я таким родился. То, что я мужчина, – я тоже не выбирал, это с рождения. То, что я православный христианин по культуре, то же самое.

Но в обществе произошли глубокие перемены, и пришло поколение, которое говорит и думает совсем по-другому. Только та идентичность, которую я сам выбрал, имеет для меня значение. Я имею право выбрать всё.

У религий нет той роли, которую они играли для поколения родителей. Где я буду жить, не связано с тем, где я родился. И даже мужчина я или женщина – это тоже будет мой выбор. Такая радикальная перемена лежит в основе культурной войны, когда современному человеку на Западе (не знаю, как в других местах) очень трудно жить с идентичностью, которую он унаследовал. Культурные войны – войны за то, «кто я такой?». И каждый всё выбирает сам, хочет выбирать сам.

С этой точки зрения, когда-то сувереном был Бог, и потому религии были важны. После сувереном стало государство, и государства начали бороться друг с другом. А теперь суверен – индивид, и он хочет, чтобы всё решал только он. Это совсем новая ситуация. Прежде существовали аксиомы, неоспоримые постулаты. Мы знали, что человек смертен и это, увы, норма, мы полагали, что нации бессмертны, и считали, что на Земле всегда будет жизнь. А теперь всё это под вопросом.

Нам говорят, что из-за климатических изменений жизни на Земле через пару столетий не останется. Небольшие нации могут исчезнуть. Во всяком случае – живя в Болгарии, например, ты не можешь быть уверен, что эта страна и эти люди будут всегда. В то же время человек теперь может жить очень долго. А если принимать всерьёз то, что правительства говорят во время пандемии, то можно подумать, что смерть человека – это уже неестественно, умирать не нужно. Плюс к этому сильно изменились отношения между женщиной и мужчиной, в США, скажем, намного больше девушек, чем молодых людей, завершают учёбу в университете. Меняется пропорция заработков между мужчинами и женщинами. Всё это развивается. И это не похоже на времена Бисмарка. Не государства воюют против церкви или даже друг против друга, а индивид, который не позволяет ни церкви, ни государству сказать ему, кто он такой, кто она такая.

– Индивид как суверен не ведет ли к распаду общества в принципе?

– Вопрос, что такое общество сегодня. Идея перемен всегда заключалась в том, что «мы будем менять общество», теперь – «мы будем менять себя». Причём радикально. И в этом смысле общество исчезает как территориальное явление. Конфликт вокруг национальной идентичности настолько обострился, потому что появились социальные сети, и это тоже общество, но в новом понимании. Государство не может управлять, если у него нет общества.

– Может быть, это уже не культурные войны, а культурная революция? Переосмысление базовых вещей, ниспровержение символов, демонтаж памятников в Америке или ещё где-то, всё это похоже на практику большевиков или хунвейбинов. Допустим, снос памятников южанам-полководцам в Соединённых Штатах и так называемый ленинопад на Украине, который случился после майдана, это явления одного порядка или нет?

– Это разные вещи. То, что было на Украине и в Восточной Европе в 1990-е гг., – проблема отрицания какого-то наследия: «мы не хотим иметь ничего общего с советским периодом». То, что происходит в Соединённых Штатах, явление более радикальное. Да, я думаю, что в России такое легче понять, чем в других странах, потому что здесь это было в 1920-е годы.

Дело не в сталинизме и собственно Советской власти – на каком-то этапе это шло из общества.

Появляется поколение, которое думает: всё, что было до него, просто тлен и рабство, все отношения – власть и эксплуатация. Изучая опыт пролеткульта, узнаёшь многое из того, что сейчас происходит в Америке. Радикализация в том, что все человеческие отношения начинают сводить к власти, к проблеме подчинения и, соответственно, преодоления её. Это вполне искренний революционный порыв, как и в России сто лет назад, но, с другой стороны, он уничтожает идею общества. Потому что если все отношения – это только власть, то, значит, одно подавление просто будет сменяться другим.

– Сейчас одно из самых популярных понятий, которые мы тоже в русский язык заимствовали, к моему глубокому сожалению, fake news. Мне кажется, что это очень любопытно, потому что fake news ведь не про свободу, fake news – про контроль, надзор, запрет, но всё это во имя демократии. Значит ли это, что свобода в прежнем понимании уходит, а это фактически форма цензуры?

– Ты видел человека, который говорит «я – жертва fake news»? Fake news – это всегда проблема других. Проблема в том, что я не могу понять, почему другие люди думают не так, как я. Поскольку я не могу это для себя объяснить, то считаю, что они стали жертвой манипуляции, которая производится посредством fake news.

В этом смысле, проблема в том, что ты не понимаешь, почему другие не видят вещи, которые для тебя абсолютно очевидны. И это тоже проблема социального контроля. Ты абсолютно прав, между прочим, – та свобода, которой мы добивались в ХХ веке, уже неактуальна. Проблема не в буквальных ограничениях, как тогда. Теперь вопрос в том, «это я сам думаю или кто-то думает за меня и мне навязывает». Манипуляции были всегда, но fake news – это нечто совсем другое. Дело не в том, что кто-то лжёт – есть проблема восприятия того, где я живу, что это за реальность, реальна ли она.

– Вы со Стивеном Холмсом написали замечательную книгу о том, что либерализм оказался в кризисе, потому что его принесли туда, где на самом деле в него не верили, но его имитировали. Сейчас у меня ощущение, что имитация демократии и либерализма пришла туда, откуда эти понятия пришли. Сегодняшний Запад, пытается имитировать себя прежнего – не получается, но очень хочется. Отсюда какое-то несовпадение реальных действий и лозунгов, допустим, у президента Байдена: реальная международная политика одна, а упаковка её другая. Чем закончится эта имитация?

– Ты прав. На Западе это связано с проблемой «кто мы такие?» – опять вопрос идентичности. Герой Джона Апдайка говорил: «Какой смысл быть американцем, если нет холодной войны?».

Во время холодной войны американская идентичность была очень сильна. И это стало той самой традицией: «мы за демократию, за свободу, мир всегда биполярен и поделён на “добро” и “зло”».

– То, что в России называется скрепы?

– Да, скрепы общества, и это поколенческое. Ну и, конечно, ты хочешь имитировать, воспроизвести тот момент, когда ты был победителем. Это верно для Америки, это верно было для России. Ностальгия по холодной войне теперь сильнее в США. В России этот феномен был в 1990-е гг., потому что была ностальгия по Советскому Союзу, соответственно – и по холодной войне.

Вернуть ничего нельзя, и я думаю, это стратегия паузы. Просто нужно время, чтобы найти язык для новой политики.

Федор Лукьянов, "Россия в глобальной политике".

1 реакций
1 реакций
Загрузка
Загрузка
Загрузка
Загрузка

Семейные врачи: с 1 января каждый пятый день в неделе приём будет платным по полной программе. Министр против

Президент Латвийской ассоциации семейных врачей (LGAA) Алисе Никмане-Айшпуре ранее заявила, что с 1 января семейные врачи смогут работать четыре оплачиваемых государством рабочих дня, а пятый день будет платным. Абу Мери отметил, что врачи, которые откажутся работать пять дней в неделю, могут не получить государственный контракт. Министр пообещал найти необходимые средства для увеличения государственной поддержки семейной практики, которая в настоящее время является недостаточной, особенно в зимние месяцы. Уже сообщалось, что в конце этого года у семейных врачей закончится срок действия контракта с Национальной службой здравоохранения (NHS). Президент ассоциации отмечает, что до сих пор ни одно из требований ассоциации не было выполнено, кроме небольшого повышения зарплаты, одинакового для всех врачей Латвии.

В настоящее время немыслимо, чтобы семейные врачи работали четыре дня в неделю, так как врачей и так не хватает, заявил министр здравоохранения Хоссам Абу Мери в понедельник вечером в эфире программы Латвийского телевидения "Šodienas jautājumi".

Читать
Загрузка

Мирный шопинг закончился визитом госполиции: странное проишествие в т\ц Spice

Силга вспоминает, что в пятницу вечером они с дочерью сделали много покупок, каждая несла в руках верхнюю одежду и пакеты с покупками. Когда они зашли в последний магазин The Body Shop, продавец-консультант любезно предложил им разгрузиться и положить большую сумку с покупками под стул у раковины. Недолго думая, семья согласилась. Когда покупки уже были оплачены, они вышли за дверь и заметили, что из пакета с покупками пропала сумочка дочери. А  ней, между прочим, была банковская карта, 60 евро наличными и наушники стоимостью около 200 евро. Дамы поняли, что сумочка скорее всего похищена из пакета с покупками неизвестным злоумышленником. Они сразу же подошли к продавщице и попросили ее вызвать охрану. Продавщица связалась с охраной, но получила довольно грубый ответ: та. мол, ничего не может сделать - обращайтесь в по

Чтобы насладиться скидками "Черной пятницы", рижанка Силга с дочерью отправились в торговый центр Spice. Они активно ходили по магазинам, однако мирный шопинг неожиданно закончился визитом полиции, сообщает "Без Табу".

Читать

«Забор все не появляется и не появляется». Уже 30 лет на границе идет безуспешное строительство

В то время партия "Jaunais laiks" считала строительство границы как "один из риторических вопросов" - упоминает Мурниеце, рассказывая о восточной границе, на которую было потрачено много денег. «Эта инфраструктура — там толком ничего не построили, это было более 20 лет назад. Именно поэтому строительство на границе, мне кажется, действительно ведется уже тридцать лет. Где-то оно застопорилось... Либо из-за тендеров, которые были незаконными или спорными, либо из-за бюрократии", - сказала Мурниеце, вспоминая прошлое. «Если бы мы объявили международный тендер, то в любом случае нам или тем, кто подал заявку, пришлось бы столкнуться с очень долгой бюрократией! Мне кажется, что правила, которые нужно пройти, чтобы в конкурсе появился победитель, обычно занимают очень много времени. Одно это тормозит весь процесс — нельзя просто п

«Проблема с восточной границей, я думаю, возникла еще за 20 лет до того, как я пришла в политику в составе партии “Jaunais laiks”. Тогда у министра внутренних дел Марекса Сеглиньша были большие проблемы со строительством восточной границы", - вспоминает Линда Мурниеце, предприниматель и политик, бывшая министр внутренних дел (2009-2011 гг.) и министр обороны (2006 г.), в программа TV24 “Preses klubs”, обсуждающая актуальную тему многолетнего процесса строительства на восточной границе Латвии.

Читать

Зимнее сафари: латвиец расстреливал оленей прямо из машины

Mednieki ir šokā par šādu rīcību, kas ir bargi sodāma! https://t.co/nmJtPwQPPA — Žurnāls MEDĪBAS (@ZurnalsMedibas) December 10, 2023 В соцсетях люди называют данное происшествие настоящим варварством и требуют судить незадачливого охотника. @Valsts_policija @mezadienests

В минувшие выходные в соцсетях появилось видео, на котором запечатлено, как какой-то житель Латвии расстреливает оленей, бегущих к дороге. Охотник даже не вышел из машины. Происшествие было зафиксировано в Салдусском крае.

Читать

«Послушен, глуп и исполнителен». Политолог раскрывает секрет успеха Кариньша в политике

«Проблема в том, что он действительно этому верит. Он действительно верит, что лучший филолог. Он действительно верит, что лучший премьер. Он действительно верит, что лучший политик. И он действительно верит, что будет хороший генеральный секретарь НАТО. Но это никоим образом не оправдывает эту расточительность. Если честно, то мне действительно эти 36 или сколько там поездок Кариньша на частном самолете не объяснимы, я этого просто не понимаю. Не понимаю его, не понимаю сотрудников его бюро, не понимаю его фотографа, его бывшего руководителя бюро Яниса Патмалниекса, пресс-секретаря. Я просто не понимаю, как это могло быть», - резюмирует эксперт. - «Это отношение к деньгам налогоплательщиков». «Мой опыт с Кариньшем заставляет думать, что также после этого скандала он как политик не исчезнет, - прогнозирует Д. Титавс. -Хорошо,

«Кариньш способен оживать как такая саламандра», - критику в отношении министра иностранных дел и бывшего премьер-министра Кришьяниса Кариньша высказал политтехнолог Данс Титавс в издании "Diena". По его мнению, причиной высокомерия, проявившегося в политическом туризме на специальных рейсах частными самолетами, является убежденность в собственной незаменимости.

Читать

Депутатам стыдно: оппозиция раскритиковала Рижскую думу за уборку снега

Вайводс признал, что в аутсорсинге тоже были недостатки, и департамент выписал штрафы в десятки тысяч евро, но в 99 % случаев снег был убран. Депутат от "Прогрессивных" Зане Пупола в ответ на это заявила, что ей, видимо, "повезло быть в том одном проценте, который, проходя по улице Чака, по щиколотку погружается в снежно-водяную кашу на пяти перекрестках". Депутат видела в социальных сетях фотографии рижан, которые сами чистят переходы, и ей стыдно за то, что самоуправление не справляется со своей работой. Дискуссии разгорелись и по поводу материалов для уборки улиц и порядка уборки автобусных остановок. Пупола указала на затопленные водой автобусные остановки, от которых страдает обувь людей, инфраструктура и зеленые насаждения, и раскритиковала отсутствие какого-либо алгоритма оценки уборки автобусных остановок.

Сегодня на заседании комитета Рижской думы по делам сообщения и транспорта, где принимался документ о ситуации с уборкой снега в городе, оппозиционные депутаты раскритиковали качество уборки. Депутаты задали вопросы исполняющему обязанности директора департамента Янису Вайводсу о порядке уборки снега, ответственности за очистку проезжей части, автобусных остановок, тротуаров и обороте информации, а также раскритиковали контроль качества.

Читать

Желтое предупреждение: сильный снегопад надвигается с востока

Во многих местах снег будет идти продолжительное время, в восточной части страны толщина снежного покрова может увеличиться на 7-10 сантиметров. Дороги будут скользкими, также ожидается ухудшение видимости и туман. Температура воздуха как ночью, так и днем ​​составит +2..-3 градуса. Будет дуть медленный переменный ветер, в Латгалии - юго-восточный ветер от слабого до умеренного. В Риге во вторник ожидается продолжительный, но преимущественно небольшой снегопад, также возможен ледяной дождь и туман. Ночью при медленном восточном ветре температура воздуха повысится до -1 градуса, днем ​​ветра практически не будет, а воздух прогреется до +1 градуса.

В ближайшие дни в Латвии ожидаются осадки, преимущественно снег, местами также возможен дождь и мокрый снег, прогнозируют синоптики. В центральных и восточных регионах Латвии Центр окружающей среды, геологии и метеорологии объявил желтое предупреждение из-за сильного снегопаде.

Читать