Вашему автору не раз приходилось встречаться с людьми, много повидавшими на своему веку, — от 95 лет и старше. Ни одна такая встреча не могла обойтись без помощи их близких и родных: у долгожителей проблемы со слухом, речью, с памятью… В этот раз мне тоже помогала дочка Надежды Алексеевны – но лишь отбирать фотографии из домашнего альбома. С ее мамой мы отлично беседовали сами: у нее четкая речь, ясная память...

Родом Надежда Алексеевна из Новгородской области. Среди близких учителей не было: папа – лесник, мама – домохозяйка. Семья большая – пять сестер и братьев. Никто не пошел по стопам Нади. А она еще в первом классе решила стать педагогом. Хотела быть похожей на учительницу сельской школы – Анну Тихоновну.

После 7–го класса поступила в педагогическое училище, потом девушку направили в начальную школу – в Карело–Финскую ССР. Вскоре война. Едет в Ленинград, а оттуда — к родителям в Новгородскую область. Под оккупацией их родные места практически не были.

— В Малой Вишере немцы находились только месяц, — рассказывает Надежда Алексеевна. – Поэтому всю войну я, как и прежде, работала с детишками – в школе…

После победы она поступила в лучший пединститут страны — имени Герцена в Ленинграде. В Ригу приехала в конце 1940–х. Первое место работы – семилетняя школа в Межапарке.

Через несколько месяцев ее вызвали в районный отдел народного образования.

— Вам больше нечего делать в школе, — неожиданно услышала молоденькая учительница.

И не успела даже спросить: «За что?»

Оказывается, ее решили повысить: перевести в самую престижную школу тех лет — 10–ю среднюю.

— Эта школа была создана на базе довоенной русской гимназии и открыта вскоре после освобождения Риги от фашистов — в ноябре 1944–го, — вспоминает ветеран. – Очень сильные педагоги, остались и довоенные. Впоследствии семь учителей носили звание «Заслуженный учитель Латвийской ССР»…

Автограф Михаила ЗАДОРНОВА учительнице на своей книге «Язычник эры Водолея».

Среди них и сама Фокина. А преподавала она не математику или физику, не русский и литературу, даже не историю. Географию. И именно этот предмет для многих выпускников 10–й средней стал любимым.
Известных людей среди выпускников Надежды Алексеевны было много: Михаил ЗАДОРНОВ и его школьный товарищ – народный артист России, бард Владимир КАЧАН, актер Театра русской драмы Марк ЛЕБЕДЕВ, журналист Григорий ЗУБАРЕВ, политолог Юрис РОЗЕНВАЛДС…

Надежда Алексеевна была классной руководительницей сестры Михаила Задорнова – Людмилы. Потому хорошо знала родителей будущей знаменитости – те часто бывали в школе, она приходила к ним.

— Миша — один из немногих, кто хотел найти ответы на все вопросы. Поэтому очень часто на уроке звучало его «Почему?». И не только на моем…

Иногда, что называется, ради прикола. Например, на уроке пения Задорнов добил учительницу вопросом: «Почему в песне «Отряд не заметил потери бойца» отряд этого не заметил?»

Любимым предметом Михаила Николаевича была физика, и не случайно после школы он поступил в знаменитый МАИ – Московский авиационный институт. А самодеятельность любил еще со школы.

Встреча учеников и учителей. Надежда Алексеевна — третья слева. В нижнем ряду (в очках) народный артист России Владимир Андреевич КАЧАН.

Горазд был и на всяческие розыгрыши.

— Однажды они со своим школьным товарищем Володей Качаном переоделись в необычные наряды: Володя — кавалер, Миша — благородная дама. Каблуки на шпильках, шляпа с вуалью… Вышли под ручку на тогдашний бродвей – улицу Кирова. А навстречу им — школьный завуч. Правда, оргвыводов не последовало…

Известна масса примеров, когда «птенцы вылетают из школьного гнезда» и про школу забывают. Тем более став известными.

— Михаил Задорнов был другим, — продолжает рассказчица. – В 1990–е, когда положение учителей стало очень тяжелым, он всегда материально помогал педагогам своей школы. Приезжая в Ригу, обязательно приглашал меня на концерты. Не дежурными фразами – присылал приглашения…

Надежда Алексеевна показывает книги ученика, подаренные ей автором. Вот надпись на книге «Язычник эры Водолея»:

«Надежде Алексеевне! От ее ученика. С благодарностью за знания по географии, которыми я до сих пор удивляю подрастающее поколение…»

А вот — от всех Задорновых. Уже на другой книге Михаила Николаевича:

«Нашей дорогой учительнице Надежде Алексеевне в день юбилея от семьи Задорновых».

В середине 1960–х, когда Задорнов оканчивал школу, она располагалась там же, где и после войны, – на улице Ленчу, 1. Но в первые послевоенные годы это была школа только для девочек. Позже, как и все остальные, стала смешанной.

10–я средняя школа в 1961 году.

Вспоминает учительница соперничество с другой рижской средней школой – 13–й, неподалеку.

— Однажды там во дворе появилась метеоплощадка. Наши школьники завидовали соседям. Но и у нас были отличные шефы – Рижский опытный завод гидрометприборов. Они тоже оборудовали нам метеостанцию во дворе. В школе была своя метеорологическая команда. Каждый день в журнал записывали температуру воздуха, почвы, направление ветра, другие параметры…

Листаем фотоальбом. Много снимков со встреч бывших выпускников. Долгие годы ученики приходили, приезжали и прилетали в родную школу 31 января. Михаила Задорнова на этих фотографиях, к сожалению, нет, но есть его друг — Владимир Качан. С однокашниками и любимыми учителями.

Педагогический стаж Надежды Алексеевны – 52 года! В 1970–м она ушла из 10–й средней – стала директором 37–й, в Чиекуркалнсе. Оттуда и выходила на пенсию. Но и потом не сидела без дела. Делилась знаниями и опытом в Латвийской спортивно–педагогической академии (институте физкультуры).

Интересуюсь у ветерана: как сейчас строится ее день? Гуляет ли, читает, что ест?

Чтение – обязательно. Недавно перечитала один из романов Федора Михайловича ДОСТОЕВСКОГО. Для поднятия настроения перечитывает Михаила Задорнова. Со спортом долгие годы была на «ты», много ходила.

Недалеко от дома – школьный стадион. По несколько кругов совершала ежедневно. Но сейчас из дома выходит не всегда – когда погода позволяет.

Садовых участков у Надежды Алексеевны не было, специальной диеты – тоже. Утром – яичко, творожок, каша. В меню много фруктов, овощей.

— Я же из деревни. А у нас всегда на столе было много зелени и фруктов.

Мясо старожил не любит, а вот в рыбе себе не отказывает.

А может, секрет долголетия в генах? Родители умерли в 70 с хвостиком, братья и сестры – тоже не долгожители. Правда, есть в роду тетя, дожившая до 102 лет...

Так в чем же секрет долголетия старейшей рижской учительницы — любимой учительницы сотен выпускников 10–й рижской школы, которых она выпустила в большую жизнь?

Может быть, в любви, которую она давала им и которую они возвращали и возвращают ей сторицей?

Илья ДИМЕНШТЕЙН
Все фото – из архива героини